Брошу всё и уеду на остров! Как карельские поморы туризм на Белом море развивают

Виталий Фефелов

История уникального проекта в Белом море, рядом с местом обитания белух, морских ластоногих, крачек. А еще эта история о том, как можно все изменить и начать новую жизнь.

 

Вот она – белуха! Смотри! Прямо на нашем пути, – Виталий показывает рукой на белое пятно, которое то погружается, то всплывает метрах в 300 от нас. – Я же обещал, что увидишь. Любуйся!

Пока я любовался и доставал фотоаппарат, белуха, видимо, заметив наш катер, погрузилась в воду и исчезла. Ну, что ж, я ее видел, ура. Белый краснокнижный кит из самого Белого моря. Их в Беломорье всего около 80 экземпляров. Редкость! Кстати, это видео белухи снято Виталием.

Мы идем из Кеми на мощном большом катере «Юрий Кудряшов». Катер назван в честь настоящего беломорского морского волка Юрия Кудряшова. Сам он вынужден был уехать жить в Кондопогу, но мореходить за него продолжает катер его имени.

Позади Рабочеостровск с голым пятаком-мысом, где какие-то идиоты спалили церковь-декорацию к фильму «Остров» Павла Лунгина, важную достопримечательность Рабочего, как его здесь зовут.

Впрочем, впереди уже не рукотворная, а природная достопримечательность – островной архипелаг Студенцы. «Студенцы – холодные значит, студеные», – поясняет Виталий. Это примерно 20 километров от Кеми. Самые настоящие дикие острова Беломорья – без человека и следов его присутствия. Только суровая северная природа. Мы идем в открывшийся этим летом на самом большом острове архипелага кемпинг «Северная Карелия». Вот и шатры палаток – конечная точка нашего маршрута.

Два друга

Виталий – это Виталий Фефелов. В журналистской среде Карелии его все прекрасно знают. Виталий много лет был руководителем пресс-службы УФСИН по Карелии. Не раз помогал журналистам, всегда работал так, чтобы как-то очеловечить эту непростую организацию. Сейчас ему 38 лет и он ушел на «пенсию». Теперь он руководитель и управляющий кемпинга «Северная Карелия» в Кемском районе. Главный инвестор и учредитель проекта – его друг петрозаводский предприниматель Глеб Мамаев.

Глеб и Виталий

– Мы с Глебом родились и выросли в Кеми, дружим с детства. Это наша родина. Я 20 лет назад уехал в Петрозаводск. Окончил исторический факультет Петрозаводского университета. Пошел работать в УФСИН, в Петрозаводске жил и работал. Появилась семья, дети. У Глеба своя история – бизнес, тоже семья, дети. Но каждый год мы вместе едем сюда в отпуск, где живут родители. У меня ведь отец потомственный помор, и я, получается, тоже помор. У нас море в крови. Не могу без него. Весь год сидишь в этих четырех стенах, мечтаешь о Белом море. Мне гости говорят, что тут запах – как на южных морях. Только север другой. Он живет быстрее. Мне нравится, как живет этот суровый красивый аскетичный край. Тут лето короткое, быстрое. И природа словно стремится успевать жить, наслаждается каждым мгновением. А твои заботы, работа – пыль по сравнению с этим всем. Я здесь сейчас ЖИВУ!

Осторожно, крачки!

В нашей небольшой группе прибывших в лагерь не только мы с супругой, но и семейная пара с дочкой из Кеми. Оказывается, местным жителям тоже интересно посмотреть на окрестности и побывать вот в таких диких местах рядом с домом.

Выгружаемся около понтона-причала метрах в 200 от лагеря. Почти сразу нас начинают атаковать крачки – это такие чайки с длинным прямым клювом. Здесь у них на скалах гнезда с птенцами, вот они и пытаются отогнать угрозу.

Я же говорю, места дикие, – смеется Виталий. – С моего брата они кепку сбили на днях, так что пойдем скорее, чтобы не прилетело.

Мы идем по скале к палаткам. Крачки отстали. Сразу обращаю внимание на совершенно новый и необычный для меня, привыкшего к лесам центральной Карелии, вид. Деревья карликовые, скалы самого разного цвета, везде мох. В скалах небольшие пруды-лужи пресной воды. Морская вода у берега – прозрачное стекло. На дне четко видны водоросли. Сейчас прилив. Вечером все обмелеет и можно будет посмотреть на морских звезд, которых тут полно. Но главное – величественное Белое море во всей своей красе. Гандвик (в переводе «волшебный залив»), как его называли скандинавы в древности.

На горизонте полоска земли – это Соловки, – показывает Виталий. – А вот там направо, отсюда не видно, знаменитые острова Кузова с их лабиринтами и сейдами, 20 километров отсюда, рядом.

Вид, и правда, потрясающий – словно сидишь в первом ряду большого природного кинотеатра с системой объемного звучания Dolby Surround. Забегая вперед, кого мы только не наслушались. Тут и те же крачки, утки, гуси, лебеди, какие-то певчие птахи, а еще куропатки. Ох, уж эти куропатки, их крик ни с чем не спутать. Знаю их песню после путешествия четырёхлетней давности в Норвегию.

«Всё включено»

Размещаемся в уютных палатках-шатрах. Их здесь пока восемь для туристов, два для сотрудников. Плюс большой обеденный шатер, где кормят гостей. Здесь трехразовое питание, так что еду с собой можно не брать. Кормят морепродуктами, здесь и выловленными. Зубатка, треска, форель. И это уже не уровень кемпинга, а самый настоящий глэмпинг. И в палатках не спальные мешки, а настоящие кровати с ортопедическими матрасами. В палатках – печи. Для каждой палатки свой биотуалет в двух шагах. Восемь кабинок. Комфортно!

Еще одна фишка – внутренний пресный водоем прямо на острове. Ламбушка в самом сердце острова. Здесь на скале, чуть поодаль от шатров, расположилась баня для гостей лагеря.

Четыре года назад мы с Глебом уже думали, что было бы классно придумать что-нибудь такое. Какой-нибудь туробъект, – вспоминает Виталий. – Возить людей, поделиться всеми этими красотами. Большинство ведь не знает, что у нас в Карелии есть такие места. Года два назад мы уже начали говорить об этом более конкретно. Посчитали бюджет. Посмотрели, подумали и год назад начали заниматься серьезно. Глеб мне сказал: «Заканчивай ты уже с этими тюрьмами, пришло время настоящим делом заняться». Ну, я  закончил и занялся.

Баня

Потом был долгий поиск места для лагеря. Задача непростая – найти совершенно дикое место, где не будет людей, шума автомобилей, совсем ничего – только одна сплошная природа.

– В сентябре 2021 года, объездив немало мест, я высадился на этом острове, вышел на это пресное озеро. И понял – это оно! И сразу про баню подумал на этом озерце, будет шикарно. Поделился с Глебом фото и видео, он дал добро – вперед!

Рыбаки, пограничники, бобр

Начался долгий путь получения земли. Участок находится в охраняемой территории, но кемпинг здесь построить по закону можно. Администрация Кемского района одобрила идею, все проверяющие и контролирующие органы согласовали, никто палки в колеса не вставлял. Землю получили через аукцион. Все по-белому.

11 мая 2022 года кемские «конкистадоры» высадились на остров. В команде Виталий, его старший брат и 70-летний отец Александр Иванович Фефелов, тот самый потомственный помор. Семья решила помочь Виталию и Глебу реализовать проект. Глеб остался в Петрозаводске – зарабатывать инвестиции для проекта.

Вокруг снег лежит, лед повсюду, ночью минус, днем максимум плюс 5, ветер. В общем, первые дни, пока мы не поставили первый шатер с печкой, было крайне некомфортно. Про доставку 35 кубов пиломатериалов на остров на понтоне можно писать отдельный материал, так что опустим этот душераздирающий рассказ.

Настоящая стройка началась в июне. Каждый день с утра до вечера визжали шуруповерты, звенели пилы. За месяц выросли все 11 шатров, туалеты и кухня.

– Я скинул за это короткое время килограммов 10, жена не узнала, а крохотная дочка расплакалась, когда увидела меня после такой командировки – что это за дядька!? – вспоминает Виталий. – Я без семьи не справился бы. Без отца, который в свои годы работает как молодой, без брата, который так-то добычей водорослей занимается, квоту получил, я тут я с этим кемпингом. Без жены, которая поняла меня и отпустила в такую авантюру, взяв на себя троих детей.

Виталий признается, что не все было просто и в отношении с местными. Рыбаки и охотники использовали остров как место охоты, как перевалочную базу. Не всем по душе пришлось, что тут палаточный лагерь вырос, пусть и легальный.

Как-то вышел из леса местный рыбак и увидел наш лагерь. И только и стоял минут 10, глядя по сторонам и повторял «Ну, ни хрена себе! Ну, ни хрена себе!». Даже пограничники приезжали. Мы пообщались у костра, они получили ответы на все вопросы, потом уехали. Но самые сложные отношения у нас были не с людьми, а с бобром по прозвищу Бо, который обитает в озерце. Встретил он нас как врагов, все время бил хвостом, прогонял, злился, требовал, чтобы мы убирались. Мы начали носить ему веточки осины, общаться с ним, он, вроде как, подобрел, – смеется Виталий.

На острове животный мир представлен в полной красе. Помимо бобра это еще и зайцы. Есть и «сухопутные» ушастые, а есть морские, которые тюлени. И тех и других запросто можно встретить, гуляя по острову. Заплывают гренландский тюлень и нерпа. Белухи близко к острову не подплывают, но их можно увидеть из лагеря или с катера. Про птиц уже вспоминали, но добавим к ним орлана-белохвоста. Вот, например, гренландский тюлень пожаловал:

Скалистый берег усыпан краснокнижной радиолой розовой, близким родственником женьшеня. На острове есть практически вся ягода – морошка, черника, клюква, вороника. Полно грибов.

А в отлив можно посмотреть на самых настоящих морских звезд.

Пескожилы и керчак

Вечером мы с Виталием отправились копать пескожилов для рыбалки. Это мы пресноводные рыбаки по паркам с лопатой роемся в поисках червей, а морские коллеги ловят на пескожила – морского червя. Больно его рыба любит. Водятся они в той зоне моря, которая оголяется во время отлива.

Тут-то и ищи его норы-домики в илисто-песчаном грунте. А питаются эти красавцы, пропуская через кишечник донный осадок. Для их добычи используется специальная лопата. Мы с Виталием записали видео, как копать и добывать пескожила. Поморы посмеются – ничего нового – а всем остальным интересно. Ну, круто же!

Вечером была рыбалка. Как раз на календаре День рыбака. Оказалась она короткой и скромной. В День рыбака я поймал керчака (в рифму), или морского бычка. Острого и злого. А еще дважды мне попадались водоросли. Смейтесь, смейтесь. Считаю, что для первой короткой рыбалки на Белом море нормально.

А еще у нас в уловах была знаменитая беломорская зубатка – страшилище с нежным вкусным мясом. Также попались самец и самка рыбы-пинагора. Самец маленький, самка крупная. Мясо их считается деликатесом. Вечером был рыбный пир. Повар приготовила ужин из морских деликатесов, к которым добавилась еще и треска.

Белая ночь на Белом море с фантастическим закатом под бризом, который разгоняет мошку и под курлыканье куропаток – это то, что станет, наверное, главным воспоминаем лета.

Произведение искусства

– Я много путешествовал и могу сказать, что сейчас в моем рейтинге мест, которые меня потрясли, стало одним пунктом больше, – мы общаемся с гостем кемпинга из Москвы Александром Быкадоровым. Он приехал сюда с дочкой Полиной и женой Татьяной. Путешествуют давно. Просто едут на север и по пути останавливаются в интересных местах. Причем заранее не планируют, куда поехать. Говорят, что только сейчас открыли для себя такой способ путешествий и им нравится.

Гости из Москвы

– Так вот у нас несколько таких потрясающих мест – Куба, Филиппины, Занзибар и вот это место, где мы сейчас находимся, – рассказывают Александр и Татьяна. – Мы как раз сегодня обсуждали, что у нас люди кучу времени и денег тратят, чтобы создать интересный ландшафт на своих участках. Привозят камни, мох, высаживают растения. А здесь все это в готовом виде – куда ни пойдешь, везде красота и природное произведение искусства. И море – такое прозрачное! Все места, куда мы хотели приехать, выбирая направление и маршрут, по сравнению с этим местом отдыхает.

Кстати, гости из Москвы, которые должны были уезжать с нами, спонтанно решили остаться в лагере еще на денек, настолько им здесь понравилось.

Мы еще месяц только работаем, а половина наших гостей уже говорят нам, что обязательно сюда вернутся. Даже, как видите, из Кеми люди приезжают. А так в основном из шумных городов – Москва, Питер. Они покой ищут в отпуске. И здесь находят его, – радуется Виталий.

Покой и настоящая, не испорченная человеком природа – это, действительно, фишка этого места. Можно было бы еще написать про катание на сапбордах, жаркую баньку с заныриванием в прохладное озеро, про незабываемые прогулки по скалам.

Но все же по мне самое главное, ради чего сюда стоит приехать, – величие и уникальность местной природы.

У этого проекта нет хода назад. Мы его обязательно будем развивать. Будем осваивать Беломорье дальше. Впереди непростая зима, будем тут вахтовым методом жить, понятно, что не до туризма. Но весной снова ждем всех в гости. Главное – движение. Море – это движение. А движение – это жизнь.

Вместо послесловия

Я не мог не пообщаться с отцом Виталия – Александром Ивановичем Фефеловым. Он из тех еще людей – сильных, старинных. Помню, академик Лихачев дал интересное определение мудрости – ум, помноженный на доброту. У Александра Ивановича самая настоящая мудрость, хотя сам он из народа, кровь и плоть его. Его мысли запали и остались. Его добрый взгляд располагает. В нем – жизнь! И он такой же, как это место – спокойный, суровый и успевающий жить.

– Пока ты живой, надо наслаждаться жизнью, дышать этим. Многие люди этого не понимают, – рассуждает Александр Иванович. – Есть жадные, деньги копят, крахоборятся. Зачем? Что ты на тот свет заберешь с собой? Не понимаю сгорбленных старичков. Мне вот 70, я работаю и нормально себя чувствую. Шевелиться надо. Если будешь сидеть на лавочке или на крылечке, так ты быстро зачахнешь. Я вот был пьяницей. Сейчас не пью почти. Все мои друзья давным-давно на том свете, и все из-за алкоголя. Но курить бросить не могу.

– А кто вы по профессии? Кем работали?

Я рамщик, пилостав, пилоправ, стропальщик, каменщик, печник, плотник, лодки шил, работал в рыболовецком колхозе, рыбу ловил, водоросли собирал, был приемщиком. А еще на баяне играю, самоучка. Москвичи сказали, что я академик, – смеется он.

Про море Фефелов-старший говорит с уважением.

– Я в море с 4 лет – батька таскал меня с собой на тоню, не с кем было оставить. Я привык. Море надо уважать, любить и бояться. И оно даст тебе больше. Мегаполисы давят человека, а наедине с природой, с морем, человек становится человеком. Я вот люблю одиночество на природе. Все по-настоящему. А остров этот особенный – он один такой в Белом море, словно весь со скалы состоит. Если бы не работа здесь сейчас, можно было бы сказать, что я тут отдыхаю. Но у меня отдых на том свете будет. А пока надо двигаться, жить. И все эту построенную нами красоту сохранить.

Мы уезжали с острова другими. Обновленными. Здесь начинаешь видеть то, что раньше не видел, не замечал. Понимать то, что раньше не понимал. Недаром говорят, что наше северное море и север просветляют. И, конечно, хочется вернуться сюда снова. Обязательно вернемся.

Фото и видео автор и кемпинга «Северная Карелия»

Самое читаемое

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять