«Попали в шторм, видели пингвинов и китов». Карельские ученые рассказали об экспедиции в Антарктиду

Ученые Карельского научного центра РАН Светлана Мурзина и Виктор Воронин вернулись с экспедиции в Антарктиду. В родной Карелии их не было более четырех месяцев. На белый континент они отправились еще в декабре прошлого года на научно-исследовательском судне «Академик Мстислав Келдыш».

Я называю этот рейс героическим по той причине, что общая продолжительность рейса составляла 120 суток. Мы выходили из Калининграда. Выход наш состоялся 7 декабря и дальше был длительный переход до 1 участка – пролива Брансфилд, который разделен на три полигона, Восточный, Центральный и Западный Брандсфилд. И после того, как мы отработали в Антарктике, мы тем же путем возвращались обратно,  рассказывает Светлана Мурзина.

В исследованиях приняли участие 53 сотрудника восьми институтов Российской академии наук. Исследования проводили в бассейне Пауэлла моря Уэдделла, проливах Брансфилда и Антарктик, а также на полигоне к востоку от Южных Оркнейских островов в районах, представляющих интерес для российского промысла и фундаментальных исследований Южного океана.

Всего нами была охвачена 101 научная станция — это крайне сложно и очень интенсивно (в плане работы). Когда судно останавливалось, с него свешивались, как с новогодней елки, самые разные приборы, появлялись люди и все начинали делать что-то свое, согласно научным задачам. Мы старались друг другу, конечно же, помогать, но время от времени кому-то хотелось поработать подольше, случались небольшие разногласия, которые мы, конечно, с юмором разрешали.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Районы для исследования были выбраны неслучайно – в них проводятся многолетние фундаментальные исследования, и, кроме того, в них ведутся активные промысловые работы. Вообще в этих районах очень активная добыча антарктического криля — это продукт питания. Можно встретить и в магазинах его, в том числе, в баночках. Отличный источник белка. Антарктический криль — это основа пищевой цепи, это зоопланктон, ракообразное, представитель такой группы, которые называются эвфаузиевыми. Антарктического криля в Антарктике очень много.

Он питательный, он сбалансированный по многим компонентам, и это основа питания для многих видов рыб, которые обитают в этом регионе. Он у нас здесь представлен в разных вариантах фиксации, в зависимости от того, что с ними дальше будет происходить, какие анализы мы будем проводить. Есть криль, зафиксированный целиком в формалине, для изучения тканей. Есть какие-то кусочки криля и,  в данном случае,  это глаза и антенны для изучения того, как он ориентируется в пространстве и как воспринимает какие-то химические сигналы со стороны пищевых объектов. Глаза и стебельки глаз будут использованы, чтобы освоить новую методику оценки возраста криля, потому что она на самом деле не так проста, как кажется. Это один из тех вопросов, которые волнуют ученых очень живо. Это позволит исследователям более полно осветить биологию вида, то, как растет, развивается криль, подчеркивают ученые.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Там, где есть криль, концентрируются киты, добавляет Светлана Мурзина. Горбачи те же самые. Они поднимаются к поверхности, дают характерный фонтан, показывают себя, ныряют. А еще удалось увидеть пингвинов.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Там обитают несколько видов, и они все себя показали. Они страшно любопытные. Мы работали с кормы — это задняя часть корпуса судна, она более к воде припущенная, и мы спускали разные виды сетей. И, например, в районе Оркнейских островов, когда мы уже уходили, у нас был очень большой улов криля. А это же питание для пингвинов, это же еда. Они близко подойти не могут, потому что винты работают, и они немножечко пугаются. Но они вокруг крутятся, все происходящее их очень увлекает, сетка тянется, хочется все это на свой обеденный стол получить и никак не получается.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Отбирали не только ракообразных, но и разные виды рыб, наиболее распространенных в Антарктиде: от небольших мезопелагических рыбок до довольно крупных, до полуметра, имеющих промысловое значение. Это, например, ледяная рыба и нототения.

Чтобы не везти рыбу целиком, мы отбирали определенные органы для дальнейшего анализа, фиксировали и соответствующе маркировали, привезли сюда для изучения их эколого-биохимических адаптаций, как они с химической точки зрения адаптируются к полярным условиям, чем питаются, как вообще они там живут,  рассказал Виктор Воронин.

В целом изучение экосистем Антарктиды – это задача глобальная, национальная, отметила Светлана Мурзина. «Мы хотим показать, насколько выловленные объекты могут быть практически использованы, практически значимы, с позиции и фармакологической ценности, и, возможно, других применений, таких как поиск кормовых добавок, каких-то компонентов в аквакультуру. Аквакультура – значимый сектор экономики для Республики Карелия и России в целом. И то, что мы приняли участие в этой экспедиции, привезли настолько ценный материал, только подчеркивает значение нас как исследователей, как ученых”.

Фото участников экспедиции

Самое читаемое

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять